Неэкспонированная фотография

В 1960-х годах модную фотографию круто изменили три лондонских фотографа – Дэвид Бэйли, Брайан Даффи и Теренс Донован. До этого времени модная фотография создавала внушающий зависть мир высших классов. Эти три фотографа разрушили стереотипы своими эффектными фотографиями в документальном стиле.

Их снимки были честными и неэкспонированными, сделанными с высокой контрастностью на зернистой пленке. В них ощущалось влияние французского кинематографа «новой волны». Модели выглядели как обычные реальные женщины, а не как манекены на пьедестале, неприкосновенные и изысканные в своих напряженных позах. Фоном для фотографий перестали быть элегантные гостиные. Эти бунтовщики из рабочего класса предпочли вернуться к своим корням. Они фотографировали моделей в грубом лондонском Ист-Энде, прославляя его грязные улицы и индустриальные пейзажи, будто это были документальные фото.

Светский фотограф Норман Паркинсон окрестил их «Черной троицей», a The Sunday Times – «Ужасным трио» за брошенный ими вызов принятым понятиям гламура. Бэйли, Даффи и Донован были из рабочего класса и гордились этим, гетеросексуальными и непочтительными, отлитыми в иной форме, чем их изнеженные светские предшественники, такие как Сесил Битон. Несмотря на рабочее происхождение, фотографы общались с модными шикарными актерами, художниками, музыкантами и знаменитостями и сами заработали статус звезд. Бэйли, к примеру, фотографировал свадьбу гангстера из Ист-Энда Реджи Крэя, а сам был сначала женат на актрисе Катрин Денев, затем на модели Мэри Хелвин.

Они не относились к моделям как к вешалкам для одежды последних трендов, а старались передать индивидуальность девушек и отношения между женщиной и ее нарядами. Times отреагировал так: «Бэйли быстро взбаламутил отдел моды в Vogue, где в начале шестидесятых скрытая сексуальность его фотографий не соответствовала превалирующему строгому лоску хороших манер».

Непочтительные и живые фотографии Бэйли, Даффи и Донована отражали энергетику новой модной сцены «свингующего Лондона», где в центре были молодость и потребление. Их работы были востребованы в Vogue, Elle и многих других модных журналах и газетах в течение этого десятилетия и позже. Их наследие живет по сей день. В журналах по-прежнему появляются неформальные фотографии.