Прославленная псковская святыня

Прославленная псковская святыня

80Прославленная псковская святыня – икона конца XVI века “Богородица Псково-Покровская”, известная также как “Видение старца (кузнеца) Дорофея” или “Псковский Покров” была вывезена из Псковского Государственного музея в Германию во время оккупации Пскова в 1941 – 1944 гг. Но никогда не забывали о ней те, кто исследовал и восстанавливал разрушенный во время войны Псков, превращенный в руины храм Покрова и Рождества Богородицы Покровского (от Пролома) монастыря в Пскове, откуда происходит Чудотворная икона “Богородица Псково-Покровкая”.

Считалось, что икона погибла во время войны, но в 1970 г. неожиданно стало известно о местонахождении иконы. В Мюнхене в Доме Искусства прошла выставка “Иконы XIII-XIX веков”, на которой под номером 234 экспонировалась икона из анонимного частного собрания в г. Берхтесгаден. Икона имела странное название “Псков и его окрестности”. Это и была “Богородица Псково-Покровская”.

Во время визита Президента России В. В. Путина в ФРГ 16 июня 2000 г. немецкие власти официально заявили о возврате иконы в Россию. И вот – свершилось! 7 сентября 2001 г. она была возвращена Пскову. Событие это имеет поистине выдающееся историческое значение. Его Высокопреосвященство Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий лично доставил икону “Богородица Псково-Покровская” в Псков. Икона находиться в Свято-Троицком кафедральном соборе.

Эта икона – результат глубоко прочувствованной религиозно-патриотической идеи, впервые оформленной современниками осады города. Поэтому религиозное, историческое, культурное значение ее сейчас так же велико, как и прежде. И, может быть, то, что эта необыкновенная икона вернулась в Псков именно сейчас, поможет нам, наконец, осознать непреходящую значимость богатейшей духовной и художественной культуры России, её исторической роли, её уникальных архитектурных памятников и крепостных сооружений, которые стремительно разрушаются, и не от вражеских снарядов, a oт нашего небрежения, от нашей неспособности защитить вечно прекрасное от агрессивного натиска невежества.
Может быть, теперь мы поймем, что должны сберечь все то прекрасное, чем наши предки гордились так сильно.